Сделать домашней|Добавить в избранное
 

 
» » Виктор Ермаков: Война – это суровейшее испытание нервно-психологического состояния человека. Не так просто выстрелить даже во врага
на правах рекламы

Виктор Ермаков: Война – это суровейшее испытание нервно-психологического состояния человека. Не так просто выстрелить даже во врага

Автор: adm от 20-12-2016, 15:58
Виктор Ермаков: Война – это суровейшее испытание нервно-психологического состояния человека. Не так просто выстрелить даже во врагаВиктор Ермаков член правления и президиума Российского Союза ветеранов Афганистана, председатель совета Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал армии, член центрального штаба Общероссийского народного фронта
Декабрь – это месяц, богатый на памятные даты и важнейшие события военной истории нашей страны. Русско-турецкая и Великая Отечественная война, боевые действия в Чечне и Афганистане. Воины-афганцы в этом месяце вспоминают два знаковых, переломных события: день принятия решения о вводе советских войск в Афганистан и день начала Афганской войны. Скорбят по ушедшим фронтовым друзьям и стремятся обязательно встретиться с живыми боевыми товарищами. Для тех, кто прошел Афганскую войну, 2016 год принес и два радостных события: 25-летие с момента создания Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы "Инвалиды войны" и 30-летие работы Центра восстановительной терапии для воинов-интернационалистов имени Михаила Александровича Лиходея – главной здравницей для участников боевого братства.
Виктор Ермаков: Что такое "боевое войсковое братство"? Это я рядом в бою: или он меня выручил, или я его выручил. Или он мне спас, или я ему спас жизнь. А это никогда не забывается. Не забывается только потому, что война – это суровейшее испытание нервно-психологического состояния человека. Вот вы думаете, так, прошел солдат, пошел в бой и нажал на курок? О, нет, это не так просто, не так просто даже во врага выстрелить. Это бандиты привыкли наводить шмон везде, которые даже у нас в России живут, эти вот террористы. А это человек пришел с мирной жизни. Да, его готовили, да, его учили, да, ему давали правильную подготовку, чтобы он оказался победителем в бою. Но война без потерь, к сожалению, тоже не бывает. Так вот именно это войсковое боевое братство и держит ребят в одном коллективе, который называется Организация инвалидов войны в Афганистане, инвалиды войны. Я как командующий могу сказать: я горжусь этими ребятами только потому, что для меня нет разницы, ты солдат, офицер, генерал – ты замечательным словом обладаешь, ты воин-афганец, ты воин-интернационалист. А я ваш был командующим. И для меня быть для них и сегодня полезным и нужным, я считаю это своим первостепенным долгом.
Виктор Федорович Ермаков – член правления и президиума Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы "Инвалиды войны", член правления и президиума Российского Союза ветеранов Афганистана, председатель совета Общероссийской общественной организации ветеранов Вооруженных Сил Российской Федерации, генерал армии, член центрального штаба Общероссийского народного фронта. Ранее – заместитель министра обороны СССР по кадрам, бывший командующий 40-й армии, которая вела боевые действия в Афганистане.
Виктор Ермаков: Я лично воспитан Советским Союзом. Я принимал присягу еще в 1953 году. Для меня всегда любой воин – это прежде всего защитник, это настоящий мужчина. Я вам хочу просто рассказать такую истину. Человек умирает дважды: когда человек теряет стержень и идет на поводу любой ненужной организации, он умер как защитник, он умер просто как настоящий мужчина, мужик. Он умер уже потому, что он предал свои идеалы, ради которых он служил. Его смогли на стороне переубедить, а это чести не делает. И вторая смерть наступает уже чисто, так сказать, физическая, когда перестает биться сердце. Но к радости большой афганцев, у нас первой смертью умирает очень мало, очень мало. А вот вторая…
Вы знаете, мы многих потеряли. У нас есть замечательный тост у афганцев, когда они встречаются: "Давайте выпьем за тех, кого нет с нами" – это наш третий традиционный тост, потому что рядом был бы тот, который и меня спас, или я его спас, но тяжелая травма, болезнь, лишения, которые он перенес, это все сказалось на его длительности жизни, и его, к сожалению, нет с нами. Я не хочу перечислять фамилии, но очень многие. Вот, например, я только хочу сказать о командующих. Первым командующим был генерал-лейтенант Тухаринов. Замечательный был генерал, он сформировал армию, вошел в Афганистан, наметил гарнизонные части; он же организовал размещение личного состава 40-й армии. Вторым был Боря Ткач, мой однокашник по академии. Как Тухаринов, так и Боря Ткач, царство им небесное и вечная им память. Третьим был я, четвертым был Леня Генералов, мой заместитель, тоже царство ему небесное. Пятым – Игорь Родионов, достаточно яркую жизнь прожил, даже был министром обороны России, тоже царство ему небесное. Потом был Витя Дубинин, тоже ушел из жизни – был начальником генерального штаба Вооруженных Сил, стал героем Российской Федерации посмертно. И седьмой – Боря Громов, Борис Всеволодович, который и сегодня живет. Правда, мы с ним уже как-то давно не виделись: и у меня нет свободного времени, и у него, видимо, напряг со временем. Его афганцы любили, он их уважал. Но, вы знаете, года тоже берут свое: хочешь быть, а ноги не ходят; хочешь быть, а сердечко не держит; хочешь выпить, а желудок не позволяет.
Ну а моя жизнь сложилась так, что я после Афганистана, после командующим армии стал первым заместителем командующего Туркестанским военным округом. Но я безвыездно был в кабуле: я возглавлял оперативную группу штаба нашего округа, потом командовал центральной группой войск в Чехословакии, потом командовал войсками ордена Ленина Ленинградским военным округом, потом вот, наверное, за то, что я умел и работать, и воевать, был выдвинут даже на должность заместителя министра. Сейчас возглавляю Общероссийскую общественную организацию ветеранов Вооруженных Сил. И мы приглашаем руководителей некоторых афганских центральных организаций. Почему? Потому что офицер – он там воевал, потом служил, потом уволился и стал ветераном Вооруженных сил. И вот воины-афганцы – они обладают вот таким вот, знаете, я бы сказал, неповторимым чувством верности друг другу. Казалось бы, незнакомый. "Подожди, ты откуда?" – "А я вот оттуда". – "А, ты там был?" – "Был". – "За речкой?" – "Да". – "А где?" – "Я был в Кабуле, я был в Торезе, я был в Шинданде, я был в Гардезе". – "О, а я там тоже!". И, вы знаете, вот на них даже приятно смотреть: "А ты помнишь?" И я хочу вам сказать, что я горжусь, что я командовал вот этими замечательными ребятами в годы войны в Афганистане. Это действительно истинные герои, герои своей малой родины. И пускай они не носят геройских звезд, звезд Героев Советского Союза, но каждый из них достоин этого высокого звания.
У нас много героев было в Афганистане. И многие воины-афганцы, они же ведь только, особенно летчики, там не раз бывали: по 2, по 3 захода делали в Афганистан. Становились героями; кто-то не вернулся с поля боя, кто-то остался на афганской земле. Но мы делали все для того, чтобы каждого воина-афганца, погибшего в Афганистане, вернуть хотя бы его родителям. У нас на Поклонной горе на сегодняшний день открыт черный тюльпан – это самолет АН-12, где записаны все фамилии воинов, погибших в Афганистане. Мы создали там немножко такие, знаете, уголки, нельзя сказать, что молельные, но во всяком случае православный отец пришел, у него есть где помолиться, иконка стоит; пришел наш воин-мусульманин, отец воина-мусульманина – у него есть там коврик, где постоять, наклониться, поблагодарить Аллаха, что его сын не предатель, а настоящий герой. И он пользуется, этот уголок, очень большим спросом. Вот я его открывал и, вы знаете, думал: ну будет там пару сотен. Что вы, там нельзя было пройти, там было столько воинов-афганцев, там столько было родителей, которые приехали специально посмотреть, как доставляли его сына. И меня очень многие благодарили и говорили: "Спасибо вам, товарищ командующий, что хотя бы этого сыночка нашего, хотя в таком состоянии вы вернули на родину и сказали о нем самое доброе, приятное слово".
И вот наша организация стала идеологом и задающим генератором. Все воины-афганцы к 25-летию окончания войны в Афганистане получили при помощи министра обороны, генерала армии Шойгу Сергея Кужугетовича медаль "25 лет окончания войны в Афганистане". Я считаю, что мы великое дело сделали. Это была наша инициатива, инициативу эту поддержал наш, мой личный знакомый и друг, комбатом у меня был Аушев Руслан. И эта медаль была одна общая для всех воинов-афганцев всего бывшего Советского Союза, стран СНГ потом. Я люблю афганцев, они мне платят взаимностью, называют почему-то батей. Иногда до такой степени растрогаешься, даже комок подойдет к горлу, и хочешь что-то сказать, а язык кусаешь, чтобы слезы не потекли, потому что любовь подчиненных к своему командиру, видимо, крепче, понимаете, эмоциональнее, чем просто дружба. Это уже оказывается, что тебя уважают. И я им плачу тем же самым, тем же самым. Ни одну просьбу афганца я еще не оставил невыполненной. То, что я им обещал, я все сделал. Поэтому моя совесть перед моими воинами-афганцами чиста. Я их любил, люблю и до конца дней своих буду любить. Я их всех хочу поздравить. Смотрю, ребята, в объектив и говорю: "Ребята, дорогие мои! Я вас так звал в Афганистане, и пускай вы сегодня деды, пускай вы уже пожилые, но вы для меня остались ребятами. Я тоже немолодой, девятый десяток идет. Ребята, я вас поздравляю, ценю, люблю, уважаю и всегда, запомните, Ермаков был с вами, Ермаков есть с вами и Ермаков останется с вами!"скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.